X
25 сентября, 23:37
18+

В Смоленске и в Калуге простились с летчиками, погибшими в Грузии

02.10.2008, 15:42

В Смоленской и Калужской областях прошли церемонии прощания с летчиками, которые погибли во время операции по принуждению к миру, прошедшей на территории Грузии и Южной Осетии в начале августа. Прощание вначале проходило в калужском гарнизоне, где базировалась часть, потом с погибшими прощались в родных местах, в том числе и на Смоленщине.

Бомбардировщик Ту-22, за штурвалом которого были майоры Игорь Нестеров и Виктор Прядкин, сбили грузинские ПВО в ночь на 9 августа, сообщает «Калужский перекресток». Прощание прошло во вторник, 30 сентября, в военном городке Шайковка Кировского района Калужской области. Тела погибших летчиков выдали российской стороне спустя почти полтора месяца. Виктору Прядкину и Игорю Нестерову было чуть больше сорока лет. Игорь Нестеров не дожил до своего 42-летия всего две недели.

После прощания в Шайковке гробы с телами погибших были доставлены на аэродром. Оттуда два самолета Ан-26 вылетели по двум маршрутам. Один с телом майора Виктора Прядкина взял курс на Краснодарский край, другой с телом Игоря Нестерова направился в Смоленск

После церемонии прощания в Шайковке, где жили погибшие, гробы с их телами были доставлены на аэродром. Оттуда два самолета Ан-26 вылетели по двум маршрутам. Один с телом майора Виктора Прядкина взял курс на Краснодарский край, другой с телом майора Игоря Нестерова направился в Смоленск, где живет мама летчика и где по желанию родных решено было его похоронить. Как сообщает «Комсомольская правда», Игоря Нестерова хоронили на родине в Смоленске уже на пятидесятый день после гибели. Цинковый гроб был доставлен на аэропорт «Северный».

«Экипаж выполнял разведывательное задание над территорией Грузии, — сообщил Леонид Ильченко, командир отряда авиаполка тяжелых бомбардировщиков». «Игорь ушел на дежурство 8 августа, — рассказывает жена Лариса Нестерова, — это было обычное дежурство». Ночью Лариса отправила Игорью SMS: «Где ты, когда будешь дома»? Ответа она ждала до утра. В половину седьмого утра Игорь написал жене: «У нас учения». «Какие это были «учения» и где, я поняла из выпуска утренних новостей, — вспоминает Лариса. — Я вновь и вновь набирала номер Игоря. Но в миллионный раз слышала: «Абонент не отвечает или временно недоступен». В середине дня 9 августа командование части сообщило родным: самолет, в котором был Игорь, сбит. И ни слова о летчиках.

На сороковой день после катастрофы в интернете мы вычитали, что российские поисковики нашли в горах на границе Грузии и Южной Осетии самолет. В тот же день нам перезвонили из командования ВВС

«Телевизор работал круглые сутки, я часами просиживала в интернете, пытаясь найти хоть какую-нибудь информацию, — рассказывает Лариса. — Из новостей мы узнали, что двенадцать русских офицеров находятся в плену в Грузии. Но военные имен не называли. Мы надеялись, что Игорь в плену. Спустя несколько дней Грузия передала России лишь пятерых пленных. Игоря среди них не было. 23 августа мы отметили 42-й день рождения мужа, — рассказывает Лариса, — впервые на семейном торжестве не было именинника. — А на сороковой день после катастрофы в интернете мы вычитали, что российские поисковики нашли в горах на границе Грузии и Южной Осетии самолет. В тот же день нам перезвонили из командования ВВС: на штурманском месте — в хвосте боевой машины — останки двух тел… Их отправили в Ростов на экспертизу». В экипаже сбитого самолета был еще один пилот — майор Вячеслав Малков, раненый он успел катапультироваться, Грузия впоследствии передала его России. Сейчас он в госпитале. О судьбе командира экипажа, смолянина Александра Кавенцова, до сих пор ничего не известно.

Расскажите друзьям →
Показать ещё